"Гений научной реставрации"

Памяти М.М.Герасимова (110 лет со дня рождения)


21 сентября 2017
Автор: Удальцова В. А.

«Микеланджело хотелось разобраться в строении лица и головы. Когда в покойницкой был уже новый труп, Микеланджело снял кожу с лица, действуя ножницами. Под тонким слоем жира он обнаружил мышечную ткань: мышцы кругом облегали рот и шли от одного уха до другого. Впервые в жизни Микеланджело осознал, каким образом движение мускулов вызывает на лице улыбку, слезное горе, печаль»
Ирвинг Стоун (из книги «Муки радости» о жизни Микеланджело Буоннароти).

«Мысль о возможности восстановить облик древнего человека возникла у меня очень давно. Осуществление потребовало многих лет подготовки, так как мне пришлось самостоятельно разработать методику восстановления лица по черепу. Параллельно со своей археологической работой я изучал антропологический материал, препарировал головы, измеряя толщину мускульного покрова… Много времени прошло, прежде чем я рискнул предложить на суд антропологов свои работы»
М.М. Герасимов

М. М. Герасимов Михаил Михайлович Герасимов, ученый - археолог, антрополог, скульптор, автор метода пластической портретной реконструкции, создатель галереи портретов исторических деятелей и ископаемых людей по черепам, основатель Лаборатории пластической реконструкции при Институте этнографии АН СССР (ныне Институт этнологии и антропологии РАН). Лауреат Государственной премии (1950), доктор исторических наук (1956), Заслуженный деятель науки РСФСР (1969).

Родился М.М. Герасимов 15 сентября 1907 года в Санкт-Петербурге. В 1912 году его отец, Михаил Петрович Герасимов, переехал со всей семьёй в Иркутск, где занял место врача Иркутского переселенческого пункта. В те годы в Сибирь ехало много переселенцев. Отец Герасимова лечил всех в округе, был большим любителем природы, в его библиотеке рядом с медицинской литературой стояли книги о геологическом прошлом Земли, а также сочинения Ч. Дарвина. Мать Ксения Сергеевна Вяткина была дочерью художника. Детские и юношеские годы Герасимов провел в Иркутске. С детства он хорошо лепил и рисовал. Мальчику было одиннадцать лет, когда он вместе с профессором Петроградского университета Б.Э. Петри участвовал в раскопках Верхоленской Горы. В отроческие годы Михаил был увлечён работами выдающегося французского естествоиспытателя Жоржа Кювье и его опытами по реконструкции облика вымерших животных. Михаил увлекался не только историей, но и проявлял большой интерес к естественным наукам. В тринадцать лет он впервые переступил порог анатомического музея при Иркутском университете, где под руководством судебного медика профессора А.Д. Григорьева и анатома А.И. Казанцева занимался анатомией. Природная наблюдательность, зрительная память способствовали накоплению знаний о взаимосвязях мягких тканей лица и костей черепа. Подобно великому Микеланджело Буонаротти, препарировавшему трупы в покойницкой монастыря под покровом ночи, Герасимов препарировал их в анатомическом театре. Тревожить мертвецов было мучительным решением для Микеланджело, но оно было принято им с целью выявить назначение каждого органа внутри человеческого тела и определить, как переплетены и взаимосвязаны все части в его теле. Без этого досконального знания анатомии человеческого тела не было бы знаменитого «Давида», этого «пятиметрового чуда», вершины человеческого гения. Изваяние появилось на свет не по воле случая, и не как всплеск вдохновения, а как результат упорного кропотливого труда, которому предшествовали не очень приятные моменты постижения устройства человеческого тела. Вот и М. М. Герасимов, чтобы подойти к решению проблемы портретной реконструкции, должен был сначала постичь строение человеческих мышц, изучить конфигурации черепов, зафиксировать прямые функциональные связи лица и черепа.

В 1922 году, еще школьником, Михаил начал работать в Иркутском краеведческом музее. Как археолог он формировался в среде, так называемой иркутской школы археологии, главой и душой которой был Б.Э. Петри, человек высокоэрудированный, талантливый, хороший организатор. Кружок народоведения проводил в жизнь передовые методы научного исследования, комплексный подход к оценке археологических памятников, учитывающий археологические, геологические и палеозоологические данные. Отсюда естественно рождался интерес к человеку, оставившему эти памятники: древние стоянки охотников, орудия из камня и кости, различные украшения. В четырнадцать лет Герасимов самостоятельно и на должном по тем временам уровне открыл в Глазковском предместье (Иркутск) неолитическое погребение, а в свои семнадцать лет (в 1925 году) нашёл (и раскопал) палеолитическое местонахождение у Переселенческого пункта в Иркутске. В восемнадцать лет (в 1926 году) опубликовал свою первую научную статью о раскопках палеолитического местонахождения у Переселенческого пункта в Иркутске (статья была опубликована в книге «Записки студенческого научного кружка краеведения» при Иркутском университете). Осуществил он это открытие под руководством Б.Э. Петри, которого считал своим главным учителем. Б. Э. Петри - создатель иркутской этнографо-археологической школы, которая была названа в честь основателя школой Петри.

В 1927 - 1928 годах М. Герасимов открыл мезолитическое местонахождение Осиновка под Хабаровском, мезолитический памятник на Ангаре – Усть-Белая, могильник китайского времени в Иркутске и самый главный в своей археологической практике объект сибирского палеолита - палеолитическую стоянку Мальта. В 1928 году, будучи сотрудником краеведческого музея, Михаил Михайлович прибыл в деревню Мальта (Усольский район Иркутской области на реке Белой, западнее озера Байкал), где незадолго до этого местным жителем был обнаружен бивень мамонта. Им была изучена территория площадью около 1000 м². Его исследовательская работа привела к открытию всемирно известной палеолитической стоянки Мальта (возраст – около 24 тыс. лет). Сенсацией стали открытия женских статуэток, фигурок летящих птиц, гравюр, вырезанных из кости. Подобного рода образцы древнего искусства ранее находили только в Европе.

Впервые М. Герасимов предпринял попытку реконструировать по черепу облик ископаемого человека питекантропа и неандертальца в 1927 году. Чтобы быть уверенным в правильности созданных реконструкций, М. Герасимов провёл ряд проверочных работ, реконструируя по костным останкам лица современников, прижизненное изображение которых сохранились на фотографиях. На основании большого эмпирического опыта в исследовании взаимозависимости между лицевым скелетом и покрывающими его мягкими тканями, была создана методика, эффективность которой была подтверждена контрольными опытами, выполненными учёными на криминалистических объектах. Герасимов создал уникальный универсальный метод восстановления лица современного человека (по костным остаткам) во всём его расовом многообразии и доказал, что можно достичь портретного сходства. О первых реконструкциях сам Герасимов отозвался так: «В настоящий момент обе эти реконструкции имеют значение только как определённый этап в нашей работе, так как в то время мы ещё не имели соответствующего опыта» (М.М. Герасимов «Восстановление лица по черепу», Изд-во АН СССР, Москва 1955, с.17).

В 1931 году в «Известиях» Иркутского краеведческого музея вышла брошюра М.М. Герасимова «Мальта. Палеолитическая стоянка». Эта находка поспособствовала его известности в археологической среде. В 1932 году Герасимова пригласили на Международный четвертичный конгресс в Ленинград. В этом же году школа Петри была фактически разгромлена в связи с выходом в свет статьи Б.Э. Петри «Проект культбазы у малых народов Сибири». Эта небольшая статья Б.Э. Петри вызвала резкую критику, поскольку в ней не было материалов по классовой дифференциации, классовой борьбе, диктатуре пролетариата и т. п. Критик негодовал: «О политической неграмотности профессора Петри говорит тот факт, что он определяет туземный совет как орган самоуправления, а не как орган диктатуры пролетариата... Борясь за чистоту генеральной линии партии на идеологическом фронте, за марксизм-ленинизм, мы должны особенно зорко следить за работами людей, подобных Петри». Шел 1932 год... В ответ на критику Б.Э. Петри полностью соглашался с оппонентом и «признавал свои ошибки»: эклектизм, идеализм, вульгарный материализм и другие: «...мои старые теоретические установки, вопреки моей практической работе и полной преданности национальной политике советской власти, явились отражением влияния классово враждебной пролетариату буржуазной науки».


В судьбах отечественной интеллигенции 1930-е годы оказались роковыми. Масштабы и глубину репрессий можно представить и по числу невинных жертв и по тем широко известным фамилиям, которые фигурировали в списках: среди научной интеллигенции, например, Н.И.Вавилов, Н.Д.Кондратьев, А.В.Чаянов, Г.Г. Шпет, П.А.Флоренский и многие другие. Таким образом, трагический финал жизни Б.Э.Петри, можно сказать, был в какой-то степени закономерен. Главное, что было сделано Б.Э. Петри вместе с коллегами в Сибири, — это подготовка на основе богатого научного наследия ВСОРГО специалистов по истории и культуре Сибири самого широкого профиля. В 1920-х годах Иркутск становится крупным археологическим и этнографическим научным центром. Б. Э. Петри удалось привлечь и заинтересовать молодежь, привить ей глубокий интерес к науке. Обладая мощным творческим потенциалом, выходец из петербургско-петроградской этнографической школы, Б.Э.Петри стал воплощением новых мыслей, идей, методов, наконец, организаторской энергии. Он перенес на сибирскую землю и «привил» то, что было наиболее жизнеспособным в местных условиях. Характерной чертой этой школы был широкий диапазон научных интересов, работа на границах смежных дисциплин. Среди учеников Петри были экономисты, антропологи, археологи, этнографы, геологи... Их работы в 1940 — 1950-е годы посвящены таким сложным проблемам, как этногенез и этническая история современных нам народов (узбеки, туркмены и др.), история заселения отдельных регионов; реконструкция социального строя и т. д. Ученики Б.Э.Петри, такие, как М.М.Герасимов, Г.Ф.Дебец, А.П.Окладников, в свою очередь, дали начало новым научным направлениям и оказали большое влияние на развитие науки в целом. Б.Э. Петри, активно сотрудничая с Комитетом Севера, занимался проблемами малых народов этого региона — эвенков, тофаларов и др. Его позиция в вопросах социалистического пере- устройства их жизни и быта была достаточно взвешенной, в отличие от взглядов некоторых оппонентов. Он одним из первых ввёл статистический метод в этнографические исследования, применив его на практике. Полевые исследования Б.Э.Петри среди западных бурят позволили ввести в научный оборот новые ценные материалы, касающиеся семейно-родовых отношений и шаманства. Б.Э. Петри был увлеченным популяризатором науки, прекрасным педагогом и не жалел для этого времени. Но, к сожалению,не все творческие замыслы ему довелось осуществить...


После печальных событий, связанных фактически с разгромом школы Петри, М.М. Герасимов остался в Ленинграде. Он поступил в аспирантуру при ГАИМКе . Но окончить аспирантуру не удалось, так как в 1933 году ученого перевели в отдел палеолита младшим научным сотрудником. Ему пришлось сочетать работу в ГАИМКе с работой в Эрмитаже, а также продолжить раскопки на Мальте в 1934 и 1937 годах.

Идея создания скульптурного портрета-реконструкции никогда не покидала М.М. Герасимова, по этому поводу он писал:
«Я терпеть не могу мемориальных музеев. Они меня раздражают, так как в них не чувствуется человек. Лежит ручка, кусочек бумажки, квартира, как будто человек жил в ней, но это производит впечатление фальсификации. Духа самого человека почти никогда не ощущаешь. А меня волновал всегда человек, древний или современный. Читая о египетских фараонах и о войнах, об Александре Македонском, я хотел увидеть их изображения. Так у меня возникло очень рано желание видеть первобытного человека, и из этого всё и возникло…11 лет у меня ничего не получалось, и только в 1937 году мне удалось получить первую портретную реконструкцию. Это были работы одна за другой – сначала доктор Котельников , затем ещё одна работа, затем криминалистический случай, затем мать Достоевского и целый ряд работ. В это время мой учитель А.Д. Григорьев снова встретился со мной и дал мне возможность провести работу в Лефортовском морге. Мацерированные черепа специально препарировались, затем посылались мне в Ленинград, и я восстанавливал головы и демонстрировал их здесь. Мне удавалось во всех случаях получать портретные реконструкции…».


Строки Максимилиана Волошина: «Я мысленно вхожу в Ваш кабинет… Здесь те, кто был, и те, кого уж нет» свидетельствуют о том, что интерьер любого помещения, будь то солидный кабинет или скромный рабочий уголок, роскошная гостиная или уютная жилая комната, аскетичная спальня или трогательная детская с игрушками, – все они помогают более чем сконструировать бытовую картину прошлого, понять каким воздухом дышали те, кому принадлежали эти стулья, кресла, картины, люстры, совсем неслучайно оказавшиеся здесь в таком сочетании. Они очень точно передают оттенки настроения хозяев этих помещений: тоску, душевный покой, радость, горечь, страдания. Но этот трепет, охватывающий всех, кто посещал мемориальные пространства, не задевал душевных струн М.М. Герасимова. Ему нужно было воочию «познакомиться» с теми, кто здесь проживал когда-то. А как это сделать? Герасимов ответил на этот вопрос своим неустанным и вдохновенным трудом, талантом широкого спектра, пытливым незаурядным умом. Его можно назвать воссоздателем обликов людей, навсегда покинувших наш бренный мир. Находясь на стыке нескольких наук (археологии, антропологии, анатомии, истории, криминалистики) и искусств (графики, скульптуры), методика пластической реконструкции Герасимова базируется на самом важном, что создано в каждой из этих областей и в свою очередь даёт им идеальный шанс, позволяющий развивать их и совершать в них новые открытия.


Великая Отечественная война застала ученого в Самарканде, где он участвовал во вскрытии усыпальницы Тимура (Тамерлана) и Тимуридов в мавзолее Гур-Эмир. Одной из задач экспедиции было установление подлинности могилы. В связи с подготовкой к празднованию 500-летнего юбилея со дня рождения поэта Алишера Навои в качестве одного из мероприятий, необходимого для изучения эпохи, когда жил и творил этот выдающийся поэт и философ, была предпринята работа по исследованию и реставрации знаменитых шедевров зодчества XV века, среди которых особое место занимает памятник архитектуры Самарканда XV века – Гур-Эмир – усыпальница представителей одной из самых могущественных династий Средней Азии – Тимуридов. Великий Алишер Навои восхищался этим замечательным памятником: "Тот свод – вершина всех земных чудес, подобье свода вечного небес. Что куполу небесному дано, все в куполе земном отражено!". Представление о том, каким было убранство мавзолея вскоре после окончания строительства дополняет описание историка Ибн Арабшаха: «На могилу Тимура были положены его одежды, по стенам были развешаны предметы его вооружения и утвари, все было украшено драгоценными камнями и позолотой... С потолка, подобно звездам на небе, свисали золотые и серебряные люстры, одна из таких люстр весила 49999 мискалей . Пол был покрыт шелковыми и бархатными коврами...» В 1409 году, посетивший могилу своего отца Шахрух (сын Тимура), приказал передать в казну находившиеся в мавзолее предметы одежды, утвари и вооружения. В 1425 году было установлено надгробие Тимура из темно-зеленого нефрита, вывезенного из Моголистана во время похода Улугбека (внук Тимура). Интерьер украшали деревянные двери с прекрасной тонкой резьбой и инкрустацией перламутром и серебром, цветные узорчатые витражи в окнах из красного, голубого, фиолетового, зеленого, желтого стекла. С великолепием интерьера прекрасно сочетались мраморная решетка с разнообразным орнаментом и каменные надгробия – декоративные намогильники. В 1941 г. была создана особая Правительственная экспедиция УзССР Т.Н. Кары-Ниязовым. Членом этой экспедиции в качестве скульптора-антрополога стал М.М. Герасимов. Основной задачей экспедиции являлось установление подлинности погребений, выяснение похоронного ритуала и других обстоятельств, связанных с погребением, тщательное антропологическое изучение останков и проверка легендарных историй, сохранившихся в устных преданиях и древних летописях, а также создание скульптурных портретов погребенных. В июне 1941 года были произведены раскопки усыпальницы династии Тимуридов в мавзолее Гур-Эмир в Самарканде. Экспедиция открыла пять захоронений: Тимура, его сыновей Шахруха и Мироншаха и его внуков – знаменитого астронома средневековья Улугбека и Муххамед-Султана. Все погребения склепов Тимуридов в мавзолее Гур-Эмир были вторичными, так как останки Тимуридов в разное время и из разных мест были доставлены в Самарканд.

Останки Тимура и Мухаммед-Султана находились в деревянных гробах, все остальные захоронения производились непосредственно в саркофагах. Гроб Тимура был выполнен из арчового дерева. В обряде захоронения использовался метод бальзамирования. Захоронение Улугбека свидетельствовало о том, что он был убит и похоронен как шахид, в одежде, в которой его застала смерть, что полностью соответствует предписанию шариата. «...Каждый плывет до назначенного ему срока», – строки из примечательной надписи на намогильной плите ученого. Основным интересом Улугбека была астрономия. В 1428 году было завершено строительство его обсерватории, главным инструментом которой был стенной квадрант с радиусом 40 метров и с рабочей частью от 20° до 80°, которому не было равных в мире. Сотрудниками Улугбека были выдающиеся астрономы. В этой обсерватории к 1437 г. был составлен Гурганский зидж — каталог звёздного неба, в котором были описаны 1018 звёзд. Там же была определена длина звёздного года: 365d6h10m8s..

Реконструированные Герасимовым облики Тимуридов пролили на многое свет. Из истории известно, что не сохранилось ни одного сколько-нибудь правдоподобного изображения Тимура. А многочисленные миниатюры иранского или индийского происхождения, датированные более поздним временем, не могли считаться достоверными. К тому же эти изображения наделяли Тимура типичными европейскими чертами. В то время как исторические факты свидетельствовали, что Тимур происходил из отуреченного монгольского рода. Особенности строения черепа Тимура – круглоголовость, высокое, широкое и плоское лицо – вполне увязывались с письменными источниками, свидетельствующими о происхождении Тимура из монгольского рода барласов . Особенности строения орбиты вкупе с широким межглазничным расстоянием определили монголоидное строение глаза. Так шаг за шагом был воспроизведён облик великого завоевателя Средней Азии. Тщательные исследование черепов тимуридов, захороненных в мавзолее Гур-Эмир, свидетельствовали об их кровном родстве. Европеоидные черты Шахруха и Мироншаха, выявленные также на краниологической основе, указывали на то, что они унаследовали их от одной и той же матери. В результате установления единства их антропологического типа (превалирование фергано-памирского круглоголового европеоидного типа) было выявлено, что мать их – по своему происхождению, несомненно, таджичка. А Улукбег (сын Шахруха) - оформленный тип современного узбека. Рассматривая постепенную изменчивость физического типа представителей династии тимуридов, Герасимов выявил, как формировался ныне существующий узбекский этнический тип. Это происходило на фоне внедрения пришлых монголо-тюркских кровей на фоне основного аборигенного фергано-памирского типа. Так создавался новый этнический пласт, представленный ныне живущими узбеками. Он возник незадолго до эпохи тимуридов и ко времени их существования уже получил определённое завершение. В свою очередь это на два века раньше, чем возникло узбекское государство (XVII в.).

По окончании работ по изучению костных останков тимуридов все кости были тщательно консервированы глубокой пропиткой воском и канифолью. Специальная комиссия совершила погребение останков тимуридов в мавзолее Гур-Эмир в своих могилах и в том же положении как они были обнаружены в момент вскрытия. В каждый саркофаг были положены акты вскрытия прахов, запаянные в стеклянные ампулы и вставленные в мраморные чехлы. Они были написаны древней тушью на трёх языках: русском, древне-узбекском и английском.

Бюст гипсовый тонированный. Тимур/Тамерлан (1336-1405). Шахрух (1377-1447). Улугбек (1394-1449).
Слева направо:
Тимур/Тамерлан (1336-1405). Бюст гипсовый тонированный. 70х35х20см. Реконструкция М.М. Герасимова, создана в 1941 г.
Шахрух (1377-1447). Бюст гипсовый тонированный. 60х31х20см. Реконструкция М.М. Герасимова, создана в 1941 г.
Улугбек (1394-1449). Бюст гипсовый тонированный. 55х26х26см. Реконструкция М.М. Герасимова, создана в 1942 г.


В 1944 году Герасимов с семьёй переехал в Москву, где работал в ИИМК (Институт истории материальной культуры). В 1950 г. при ИЭ АН СССР (Институт этнографии Академии наук СССР) была создана специальная Лаборатория пластической реконструкции под руководством М.М. Герасимова. В этом же году ему была присуждена Сталинская (ныне Государственная) премия III степени за книгу «Основы восстановления лица по черепу» (1949). В 1955 г. вышла в свет новая книга «Восстановление лица по черепу (современный и ископаемый человек)». В 1956 г. учёный защитил этот труд в качестве докторской диссертации.

С 1956 по 1958 гг. М.М. Герасимов вёл раскопки стоянки Мальта и в 1964 г. выпустил книгу «»Люди каменного века», краткую энциклопедию по археологии, антропологии и предыстории человеческого общества.

Реконструкция жилища шалашного типа. Верхнепалеолитическая стоянка Мальта. Автор реконструкции М.М. Герасимов.
Реконструкция жилища шалашного типа. Верхнепалеолитическая стоянка Мальта. Автор реконструкции М.М. Герасимов.

реплик (кость, резьба) археологических находок со стоянки Мальта из фондов ГДМ (куропатка; лебедь; летящая птица; палеолитическая «венера»; палеолитическая «венера» в «меховом комбинезоне»; палеолитическое орнаментированное изделие)
реплик (кость, резьба) археологических находок со стоянки Мальта из фондов ГДМ (куропатка; лебедь; летящая птица; палеолитическая «венера»; палеолитическая «венера» в «меховом комбинезоне»; палеолитическое орнаментированное изделие)

инсценировки «Верхнепалеолитическая стоянка Мальта» (в левой части витрины №30: зал №7, раздел «Антропогенез», экспозиция ГДМ) и подпись к инсценировке.
инсценировки «Верхнепалеолитическая стоянка Мальта» (в левой части витрины №30: зал №7, раздел «Антропогенез», экспозиция ГДМ) и подпись к инсценировке.


Сохранился удивительный и очень важный документ «Стенограмма лекции профессора М. М. Герасимова о выставке его реконструкций в залах музея от 30 июня 1964г. ». Речь идёт о выставке, состоявшейся в стенах Биологического музея им. К.А. Тимирязева. Вот несколько выдержек из неё: «... Мне хочется рассказать вам не только о том, что здесь экспонировано, но гораздо шире, с тем, чтобы вы имели возможность… отвечать на задаваемые вопросы, … Мы исходим из индивидуальных особенностей данного черепа, учитывая его морфологические особенности. Вот чем практически отличается наша школа…Меня всегда с раннего детства, волновали не только предметы, сделанные человеком, но и…хотелось всегда видеть творца этих орудий… Ещё несколько минут внимания вопросу о возрастных изменениях лица, черепа и скелета…на всём протяжении жизни человека его череп и длинные кости изменяются чрезвычайно сильно… Мне часто задают вопрос, откуда вы знаете, полный человек или худой? Как вы догадываетесь?...оказывается поверхностная структура кости даёт возможность говорить о степени упитанности… Если вы возьмёте череп и скелет человека, обладавшего хорошей тренированной мускулатурой, вы обнаружите превосходную поверхность костей…имеет совершенно глянцевидную форму с отчётливым прикреплением мышц на черепе, просто приятно держать такую кость. А если вы возьмёте кости человека с жировыми отложениями, как у вашего покорного слуги, то оказывается, что все мои кости гораздо легче, они губчатые, омерзительные при прикосновении, они шероховаты. Это касается не только меня, но и всех, кто более полон, чем следовало бы… Контрольные опыты были многочисленны…мне дали череп. С ужасом я обнаружил, что это негроид, а я никогда не препарировал ни одного негроидного черепа и не видел ни одной рентгенограммы. Я получил череп и даже диагностировать его не мог, я только видел, что это негроид, и вот в течение двух часов я работал и сделал такую схему. Оказалось, что папуас, в соседнем зале висит его фотография, его маска, так что сразу мои коллеги могли убедиться в степени достоверности,…чем отличается сделанная мною голова? Тем, что у того папуаса очень пышная шевелюра, в ноздри вставлена палочка, а в ушах какие-то украшения».


Раскопки Неаполя Скифского. Каменная гробница.
Раскопки Неаполя Скифского. Каменная гробница.

Скульптурный портрет скифского царя Скилура. Реконструкция М.М. Герасимова
Скульптурный портрет скифского царя Скилура. Реконструкция М.М. Герасимова

Монета и мраморный барельеф с изображением царя Скилура
Монета и мраморный барельеф с изображением царя Скилура

В 1940-х годах на окраине Симферополя велись раскопки столицы крымских скифов Неаполя Скифского . Замечательным открытием Тавро-скифской экспедиции были раскопки монументального мавзолея у стен города. Самое древнее погребение мавзолея было обнаружено в каменной гробнице, оно представляло богатое захоронение воина. Одних золотых изделий было найдено около 800 (мелкие украшения костюма). Погребённый лежал головой на запад, вытянуто на спине. В ногах находились железный шлем, два меча, три наконечника копий. У левого бедра - остатки горита , подвешенного, видимо, к поясу при помощи набора пряжек и крючков с изображениями животных. Изображения были выполнены в «зверином» стиле . Горит был украшен золотыми накладными пластинками. Монументализм гробницы, богатство вооружения и варварская пышность облачения дали основание считать это погребение погребением скифского царя.

В 1944 году 18 августа по распоряжению Народного комиссара Военно-Морского флота в целях выяснения действительного места погребения адмирала Ф.Ф Ушакова была создана специальная комиссия, начавшая поиски могилы, а затем её вскрывшая. Чем было обусловлено это решение? Дело в том, что дворцовые интриги времён царствования Александра I привели к тому, что, что один из крупнейших государственных умов того времени, умелый дипломат, величайший флотоводец , оказался в отставке доживал свой век на покое в родовом имении (территориально находилось между г. Темниковом и Санаксарским монастырём, Республика Мордовия). Умер Ушаков всеми забытый. Память его была увековечена запечатлёнными на фотографии (1916) памятником, установленным над могилой флотоводца (погребён в в ограде монастыря), и воздвигнутой рядом часовенкой. К моменту работы комиссии от мраморного памятника и часовенки ничего не осталось. Раскопки позволили обнаружить строительный мусор стоявшей некогда здесь часовенки и обвалившейся свод одиночного склепа, сложенного из кирпича. Гроб и останки погребённого были нарушены и перемешаны. Удалось установить, что вскрытый прах действительно принадлежит адмиралу Ушакову: фрагментарно сохранились остатки морского мундира Александровской эпохи, золотое шитьё вороника, ботов и манжетов. Был найден совершенно сохранившийся адмиральский погон с тремя чёрными орлами на золотом поле. Череп был в хорошей сохранности, а вот кости посткраниального скелета были практически разрушены. Череп был временно изъят для изучения и изготовления документального портрета адмирала. В результате было установлено, что канонизированное изображение Ушакова не соответствует подлинному скульптурному портрету, воссозданному по черепу адмирала. Череп оказался гораздо короче и шире живописного портрета. В Александровскую эпоху был в моде давидовский канон, в целях придания лицу большего благородства и якобы аристократизма, оно заведомо удлинялось, при этом живописец старался сохранить ряд индивидуальных черт портретированного, так что несмотря на полное несовпадение основных размеров черепа с размерами живописного портрета , ряд деталей свидетельствовал о единстве. Глядя на живописный портрет Ушакова, никто не сомневался, что этот портрет был написан при жизни флотоводца с натуры. Но документальный облик Ушакова, созданный Герасимовым, был не только неоспоримо более достоверным, но и гораздо больше соответствовал описаниям облика адмирала современниками, чем живописный портрет, написанный с определёнными манерностью и претензией. По окончании работы череп был вновь возвращён и погребён в Санаксарском монастыре.

Портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова (Центральный военно-морской музей С.-Петербурга).
Портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова (Центральный военно-морской музей С.-Петербурга).

Совмещение живописного портрета Ушакова и его черепа.
Совмещение живописного портрета Ушакова и его черепа.

Совмещение живописного портрета Ушакова и его черепа.
Совмещение живописного портрета Ушакова и его черепа.

Скульптурный портрет Ф. Ф, Ушакова. Реконструкция М.М. Герасимова. Выполнена в 1945 г. 62х39х26 см.
Скульптурный портрет Ф. Ф, Ушакова. Реконструкция М.М. Герасимова. Выполнена в 1945 г. 62х39х26 см.

Адмиральский погон и остатки золотого шитья мундира Ф.Ф. Ушакова.
Адмиральский погон и остатки золотого шитья мундира Ф.Ф. Ушакова.

В феврале 1961 года в Архангельском соборе Московского Кремля проводились работы по ремонту и консервации. Собор, возведённый в 1505-1508 гг., был задуман как храм-усыпальница. Первый русский царь завещал похоронить себя не в центральном пространстве храма, а в алтарной части. Надпись на надгробии Ивана IV выполнена рельефом по голубому фону и обрамлена растительным орнаментом. На заседании специальной комиссии, созданной дирекцией Московского Кремля, 22 февраля 1963 г. было решено просить Министерство культуры СССР разрешить исследовать надгробные сооружения и находящиеся под ними белокаменные саркофаги (захоронения Ивана Грозного и его сыновей). Разрешение было получено, вскрытию подлежали захоронения Ивана Грозного, его сыновей и Скопина Шуйского . Изучение костных останков царей было поручено Лаборатории пластической реконструкции Института этнографии АН СССР во главе с М.М. Герасимовым. При вскрытии саркофага Ивана Грозного был обнаружен скелет, завёрнутый в погребальный покров. В головах стоял великолепный бокал голубовато-синего венецианского стекла. Под погребальным покровом обнаружены останки монашеской схимы с клобуком. Правая рука царя была согнута в локтевом суставе, концевые фаланги пальцев были расположены у подбородка. Рост – 178 см, вес 85-90 кг. Судя по степени развития рельефа костей скелета, он был очень силён, смолоду хорошо тренирован. Весь его скелет бы скован в едином положении. Остеофиты на позвонках образовывали «замки». Вокруг суставов длинных костей конечностей возникли гребни и наросты остеофитов. Необычайно сильное разрастание их обнаруживается во всех местах прикрепления мышц. Всё это причиняло ему, не старому человеку, неимоверные страдания. При воспроизведении лица Ивана Грозного Герасимов использовал обычные приёмы разработанной им методики. М.М. Герасимов писал: «В результате перед нами грузный немолодой человек, с массивным полным торсом, сильной шеей, с лицом властным, умным, но жёстким, достаточно неприятным, с брезгливой гримасой губ, вислым носом, массивным подбородком». Восстановленный облик Софьи Палеолог (реконструкция С.А. Никитина, эксперта Московского бюро судебно-медицинской экспертизы) указывает на поразительное сходство её с внуком, Иваном IV: овал лица, лоб и нос, глаза и подбородок у Ивана IV Васильевича такие же, как у его бабушки. В черепе Ивана Грозного Герасимов выделил значительные признаки средиземноморского типа и однозначно связал это с происхождением Софьи Палеолог.

Царь Иван Грозный (1530-1584). Бюст тонированный. Реконструкция М.М. Герасимова. Создана в 1964г. 60х50х30см.
Царь Иван Грозный (1530-1584). Бюст тонированный. Реконструкция М.М. Герасимова. Создана в 1964г. 60х50х30см.

22 ноября 1965 года после проведенных исследований, останки царей были возвращены в саркофаги, кости скелетов и черепа, пропитанные для сохранности воском и канифолью, положены в анатомическом порядке под защитный слой песка. Реконструированные ткани, остатки одежды и сосуды переданы в фонды музеев Кремля. В каждую гробницу положен памятный документ о проведённых исследованиях. Документы написаны тушью на старинном пергаменте и вложены в запаянные сосуды, заполненные инертным газом аргоном. Древние гробницы восстановлены.

В 1969 г. президиум Верховного Совета РСФСР указом от 31 января присвоил М.Герасимову звание Заслуженного деятеля науки РСФСР. М. М. Герасимов создал около 200 реконструкций ископаемого человека и более 20 портретов исторических деятелей.

Умер М.М. Герасимов в 1970 году.

М. М. Герасимов среди своих работ
М. М. Герасимов среди своих работ

Используемая литетарура

  1. Ирвинг Стоун «Муки творчества» (о жизни Микеланджело)
  2. М.М.Герасимова и К.М. Герасимова «Михаил Герасимов: Я ищу лица. О восстановлении внешнего облика исторических лиц» (Москва, Наука, 2007)
  3. А.А.СИРИНА Забытые страницы сибирской этнографии: Б.Э.Петри http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/ethnography/1/57-80.pdf


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

ВХОД НА САЙТ